Экологические права НГО и граждан хотят ограничить

Из законопроекта «Об охране окружающей среды» исчезла возможность для экологических НГО и граждан предъявлять в суд иск о приостановлении (запрете) хозяйственной деятельности юрлиц и ИП, если в результате такой деятельности «нарушаются требования в области охраны окружающей среды, причиняется экологический вред или создается опасность причинения экологического вреда в будущем».

Такая норма содержалась в прежней редакции статьи 100 Закона, однако новая редакция выглядит иначе (для сравнения БЫЛО и СТАЛО нажмите на картинку ниже)

 

Упоминание про суд из текста исчезло.

«Законопроект, упраздняющий часть вторую статьи 100 Закона «Об охране окружающей среды», вызывает недоумение и озабоченность, - говорит юрист ОО «Экодома» Григорий Федоров. - Это попытка лишить общественность одного из немногочисленных правовых механизмов судебной защиты экологических прав, существующих в нашей стране».

По мнению Григория Фёдорова, право на предъявление в суд иска о приостановлении или запрете хоздеятельности юридических лиц или индивидуальных предпринимателей, если эта деятельность оказывает вредное воздействие на окружающую среду, является «единственно возможным способом судебной защиты и реального воздействия на недобросовестных субъектов хозяйствования».

«В этой связи инициатива разработчика законопроекта – Минприроды – по ограничению прав граждан на судебную защиту выглядит абсолютно необоснованной, - отмечает Григорий Федоров. - Вероятно, Минприроды не осознаёт, что как не может быть расширения прав продавца в ущерб правам покупателя, так и улучшение условий для предпринимательской деятельности должно быть обеспечено усилением инструментария защиты общественностью своих экологических прав».

«Это сделает невозможным, к примеру, требовать приостановление строительства аккумуляторного завода под Брестом по причине того, что была нарушена процедура общественного обсуждения — а это также одно из требований в области охраны окружающей среды, - говорит юрист «Экодома» Сергей Магонов. - Его несоблюдение может причинить значительный вред окружающей среде в будущем, однако в стране, феерически гордящейся прошлым, о будущем неприлично даже говорить, не то что писать или планировать».

При этом, эксперт отмечает, что Беларусь, принимая на себя обязательства по Орхусской конвенции, обязалась также и обеспечить возможность судебной защиты прав общественности, в том числе права на участие в принятии экологически значимых решений, но при внесении предлагаемых изменений сделать это будет все труднее.

«Возможно, в другой стране не требуется специальных норм в законе, чтобы предусмотреть право общественности предъявлять те или иные иски, поскольку нормой является возможность обратиться в суд по любому спору, если законодательством не установлен иной порядок его разрешения. Но только не в Беларуси», - поясняет Сергей Магонов.

«Отечественная судебная система деградировала до уровня административного органа, и любой иск, прямо не поименованный в законодательстве, рискует быть не принятым к рассмотрению судом, который сошлется на неподведомственность спора суду. Указать, куда следует обращаться для разрешения такого рода спора, суд обычно не может: деградация — процесс необратимый».

Законопроект создан в рамках реализации положений Декрета №7 «О развитии предпринимательства», который, в свою очередь призван устранить административные барьеры с целью развития частной инициативы и предпринимательской деятельности.

Юристы отмечают, что Декрет не содержит норм об ограничении экологических прав общественности. Более того, в подпункте 3.5. Декрета говорится об обязанности субъектов хозяйствования обеспечить в процессе экономической деятельности безопасность, исключающую причинение вреда окружающей среде, жизни, здоровью, правам и законным интересам граждан.

 

ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 06.02.2018

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.