Закуски и сверчки: как утопическая идея превратилась в необычную ферму

Под Минском уже два года существует ферма, где растят сверчков для еды. Антибиотиков в них меньше, чем в курице или свинине, но товар пока скорее для гурманов: до выпечки хлеба ещё не дошло. О ферме рассказывает её владелец Сергей Макаров.

09.02.2018 Жыццё ў стылі «эка» Аўтар: Анна Волынец Фота: Анна Волынец, Сергей Макаров, pixabay.com

Когда пишешь о невероятном проекте с краундфаундинговой платформы, то никогда не знаешь, есть ли у него будущее. В истории Сергея Макарова оказалось, что есть. Режиссёр по образованию, он занялся выгодной и, казалось, нереальной идеей.

«Я не могу открыть [сверчковую] ферму в Беларуси, — говорил Сергей в июне 2016 года. — При любом виде деятельности нужно пройти проверку санстанции, а она скажет: «Здесь не должно быть насекомых». Я молчу о пожарных. В общем, это невозможно».

Но он прошёл от бесконечных согласований до производства пищевых насекомых на первой и единственной легальной сверчковой ферме в Беларуси. Как? Сделав много работы и используя «Улей» лишь как одно из средств.

 

«В Минздраве сказали, что зацепиться вообще не за что»

За это время ферма два раза чуть не закрылась.

«Несколько раз мы переезжали, из-за чего пришлось восстанавливать поголовье. Были проблемы с инвесторами: они готовы идти в пищевое производство, но не к нам: ни финального продукта, ни документов не было, – говорит Сергей Макаров. – Всё в итоге сложилось хорошо? Да, но мы на это потратили много сил, нам много раз говорили, что мы ничего не сможем. Однажды в Минздраве нам сказали, что зацепиться вообще не за что…»

Всё это время ферма зарабатывала на продажах сверчков на корм, хотя по своим характеристикам они пригодны для пищевых целей. Зарплата у двух руководителей была около 350 рублей и даже меньше, а прибыльность фермы – на уровне ноля.

«На Питер и Москву мы отправляли по 20-30 килограммов сверчка, хотя целью было продавать 1,5 – 2 тонны. Но мы не были загружены в полном объёме, и в основном работали на корма и накопление – заморозку», – говорит Сергей.

За время работы сами придумали и несколько раз меняли состав корма, четыре раза – технологию разведения, в итоге превзойдя по продуктивности даже самую крутую ферму из США примерно в 5 раз.

Даже нашли общий язык с санстанцией и ветконтролем:

«У нас официальное письмо о том, что мы не попадаем под их юрисдицию. Ветеринарных требований для нас просто не оказалось, и я подумал, что нет смысла их добиваться и тем ставить себе препоны. Мы разрабатывали требования сами, потому что это мы лучше других знаем, как сделать стерильно и качественно», – говорит владелец фермы.

«Как у нас получилось? Просто: сверчковая ферма – такая же ферма, как и остальные. Она попала [под преференции] декрета Президента №6. А пищевое производство будет отдельно».

 

В Бобруйске начали делать сверчковую муку

Главная новость наступившего года – свежий сертификат на производство муки у партнёрской компании «Белтея», полученный 3 января. Чтобы его получить, «Белтея» и Crickets.by потратили около года.

«Осенью 2016 года мне позвонили с бобруйской компании «Белтея», которая делает чаи. И говорят: «Мы хотим заняться производством муки из сверчков. У вас же нет пищевого производства?» – Я говорю: «Нет», – вспоминает Сергей Макаров.

Компания предложила создать цех по переработке сверчка и помочь с разработкой документов для производства: у Crickets.by был опыт знакомства с нужными людьми, а у «Белтеи» – опыт написания документов. В итоге подготовили всё, от техусловий до декларации соответствия ЕАЭС.

Вопросом было, как классифицировать муку, чтобы она попадала под техрегламент ЕАЭС №21 и могла пройти таможню как пищевой продукт.

«У нас получилось только благодаря Институту по продовольствию («НПЦ НАН по продовольствию» – ред.) и его директору по инновациям, Анатолию Зайченко, – вспоминает Сергей. – Технолог с «Белтеи» и замдиректора сидели по пять часов с документами и не находили подходящего техрегламента. Но вспомнили, что старые СТБ не отменены, а в них есть понятие «членистоногие».

«Когда друзья идут на пиво и просят приготовить побольше сверчка»

 

0% антибиотиков

Появились документы – появились и продажи, ферма стала расширяться.

«Сейчас мы закрываем в лучшем случае 5% объёма возможного сбыта. А имеющийся спрос – 60-70 тысяч батончиков в неделю (при условии, что мы их начнём производить). А если мы сейчас не ускоримся и не станем первыми на рынке, то, думаю, конкуренты вырастут в России за год-два. Поэтому чтобы сейчас стоять на месте, надо бежать со всех ног», – говорит Сергей Макаров.

Продукция на основе сверчков в основном импортная. Её везут в Украину и Россию, где конкурентов нет.

«Пара ферм производят сверка на корм, но объёмы у них далеко не те, и кормят они кормами с антибиотиками. А мы прошли анализы на безопасность на высшем уровне: в Институте по продовольствию сказали, что у нас вообще нет антибиотиков, и спросили, как такое возможно. Сравнивать с говядиной или курятиной просто смешно: этот же показатель выше в десятки раз».

Сверчок жаренный в оливковом масле с овощами и соком лайма

 

«Две фритюрницы работали без остановки»

Беларусы продукт пока поняли не до конца: в частной пекарне сослались на мнение покупателей, которые булочек со сверчковой мукой не хотят. С другой стороны, «Белтея» готовится выпускать упакованную муку для магазинов.

Кстати, стоимость муки – около $80 за килограмм (в Европе – $120-140). Добавлять в выпечку её советуют около трети, но вообще можно и около 10 грамм – это как раз нужная порция полезных элементов.

Сверчковая мука содержит белки и жиры, аналогичные жирам, например, в сардинах. В ней есть клетчатка, железо и кальций, а также витамины B2 и B12. А вот глютена нет.  

В Ведомстве ЕС по продовольственной безопасности (EFSA) считают, что некогда насекомые помогут растущему населению планеты избежать голода.

В Минске о сверчках с Crickets.by заговорили в январе 2018 года любители экзотики и завсегдатаи Верхнего города: минский бар «Клумба» объявил в СМИ, что готов предложить ведёрко сверчков за 12 рублей. В итоге в баре ажиотаж и все выходные заняты.

«Первый раз мы привезли сверчка в бар в сентябре, на презентацию, – рассказывает Сергей.И он пошёл так, что две фритюрницы на кухне работали без остановки, и мы пожарили около 10 килограммов за всю вечеринку. И он весь ушёл. Ели проходящие спортсмены, а странные бабушки говорили, что он – как семечки».

Кое-что осталось  в морозильниках бара до лучших времён – до Хэллоуина в ноябре. Кто-то ел насекомых, а кто-то фотографировался. В итоге из меню они так и не исчезли.

Попробовать какие-то другие блюда из сверчка пока сложно: нужно либо быть другом семьи Макаровых, либо приготовить самим, либо ждать, пока появится в продаже. 

 

Следующий шаг – компания по производству печенья

В амбициозных планах Сергея создать холдинг по производству пищевых и фармакологических продуктов и вообще планов уже «на 20 лет вперёд». Следующий шаг – открыть вторую компанию по производству пищевой продукции: печенья, батончиков, макарон и многого другого.

 Батончики и печенье будут выглядеть практически так же, по словам Сергея.

Сергей предполагает, что инвесторов при желании можно найти: пищевая отрасль им понятна, а размер спроса намного превышает предложение. Ожидал ли он такого?

«Когда всё начиналось – конечно, ожидал. А смысл было начинать, если бы я думал иначе? – отвечает владелец фермы. – Были моменты, когда опускались руки, но поддерживали семья и партнёр, который до сотрудничества со мной нормально зарабатывал, а теперь разделяет все тяготы сложностей».

ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 09.02.2018

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.