«У всех на глазах происходит, и ничего нельзя сделать». Беларусы лишены права решать, как должны выглядеть их города

Возмутительное благоустройство Военного кладбища, затяжная битва за жилой район Осмоловка, снос Тракторного посёлка и пр. Мало кто до конца понимает, но сегодня идет полномасштабное противостояние государственных органов с горожанами за то, как должен выглядеть город: какие объекты в нем должны остаться, а какие нет.

15.10.2018 Грамадства Аўтар: Тарас Тарналицкий Фота: Тарас Тарналицкий

За сохранение последних борются общественные организации и активисты в рамках публичных обсуждений, однако особенных успехов они до сих пор не добились.

Понять, что именно идет не так,  на прошлой неделе попытались в Белорусском союзе архитекторов.  Там прошел круглый стол «Гарадскія супольнасці і права на спадчыну», на котором собрались архитекторы, урбанисты и городские активисты.

Зелёный портал тоже был на встрече и зафиксировал, как государственные органы взаимодействуют с общественностью и почему публичные обсуждения не имеют никакой силы.

 

«Мы только на пути, который я считаю безуспешным»

По мнению зампреда «Общества охраны памятников» Юрия Мелешкевича, механизмов, позволяющих активно коммуницировать обществу с государством сегодня не существует.

«Да прыкладу, праекты ахоўных зонаў гісторыка-культурнай каштоўнасці не праходзяць грамадзянскіх абмеркаванняў. Там па палажэнню не трэба інфармаванне грамадскасці аб тым, што робіцца ці для чаго робіцца. Безумоўна, інфармацыйнай часткі не хапае. Вельмі часта дзяржаўныя органы гэтым карыстаюцца – ім выгадна, калі ў людзей нізкая кампетэнтнасць. Яны не тлумачыць сітуацыю, а гуляюцца ў пратакольныя гульні, працэдурныя, разумеючы ўсе складанасці і падводныя цячэнні ўнутры заканадаўства».

При этом законы могут быть эффективно использованы для сохранения памятники архитектуры, даже с учетом продажи их инвесторам. Как это случилось, например, со зданием детской больницы на улице Петруся Бровки.

Для налаживания диалога граждан с властями Мелешкевич предлагает упростить законодательство, чтобы показать, как люди могут участвовать в принятии решений. Не мало важным, по его мнению, является и дополнительное образование специалистов, которым не хватает компетенций.

«У краіне хапае прававога нігілізму – людзі не гатовыя падпарадкоўвацца тым нормам, якія ім не падабаюцца, якія не гуляюць на іх бок. Ну гэта заўжды так – што інвестары, што дзяржаўныя ворганы ў ідэалагічных момантах прымаюць палітычныя рашэнні, а не стараюцца ісці насустрач грамадаскаму дыялогу. Узяць, напрыклад, Курапаты. Калі кажаш, што ёсць творчая група, якая стварае памятны знак. Але замест удзячнасці ты натыкаешься на тое, што табе кажуць: “Не, не трэба. Дзякуй. У нас іншыя планы. Узаконьваць нічога ня будзем”. Адразу паўстае пытанне: сябры, вы ж ўзаконілі такім жа чынам столькі ўсяго, у тым ліку рэстаран “Паедзем-Паядзім”, які пабудавалі ў ахоўнай зоне, але пасля перарабілі праект. Чаму вам тое самае не зрабіць для народа, мемарыяла, які такой інтэрвенцыі не рабіў?»

Но эти аргументы остаются неуслышанными.

«Таму што механізмаў уплыву няма – чыноўнік знаходзіцца ў сваім камфортным асяродзі і робіць усё ў рамках карпаратыўных інтарэсаў дзяржавы. Не хапае дыялогу, безумоўна. Прыходзіш, пачынаеш размаўляць, тлумачыш пазыцыю, чаму гэта важна. Пэўныя падвіжкі ёсць, але іх недастаткова. Тут трэба пачынаць за самых базавых момантаў – людзей трэба збіраць і размаўляць па пэўных практычных пытаннях, напрацоўваючы тэарэтычнае супольнае бачанне, як вырашаць тыя ці іншыя праблемы».

В свою очередь первый заместитель председателя «Белорусског союза архитекторов» Михаил Гаухфельд считает, что процесс градостроительства в Беларуси постепенно либерализируется.

«Если начать издалека, с советского времени, когда весь центр город сносился под бульдозер, а были и такие проекты, то сегодня очевиден громадный прогресс. Особенно в последние годы, когда общественность подключилась к этой теме. Конечно, поменялся тон и пропаганды, даже государственных СМИ, хотя не так, как нам хотелось бы».

Однако, по-прежнему, каждая организация и экспертный совет действуют разрозненно.

«Один – занят усадьбой, другой – конкретным замком. Все хорошо, но об этом, кроме группки причастных, никто ничего чаще всего не знает. Есть несколько распиаренных акций, как Куропаты, которые у всех на слуху. Завтра поднимется волна по зданию на Бровки, Военному кладбищу. Но в целом сказать, что государство повернулось к этой теме лицом, а гражданские организации этому способствовали, – пока еще рано. Мы только на пути, который я считаю безуспешным».

Архитектор  говорит, что на наших глазах наносится непоправимый вред тому, что создали его предшественники – градостроители 1950-х годов.

«Это те градостроительные ошибки, которые непоправимы. Градостроительные ошибки страшно дорогие, они психологически способствует тому, что население привыкает к плохому виду города. Через десять-двадцать лет никто не вспомнит, какая была ругань вокруг гостиницы «Кемпински», как ее поносили. Если бы он стояла в другой части города, то был бы нормальный, хороший объект. А в центре он все уничтожает собой. Это пример яркой градостроительной ошибки. И урбанисты, представители архитектурного сообщества не взаимодействуют друг с другом – наша деятельность разошлась. Нам нужна консолидация всех сил и тогда можно чего-то добиваться».

 

«Мясцовыя ўлады прымаюць рашэнні, зыходзячы з уласных інтарэсаў»

Помимо бессилия и разрозненности общественных организаций, участники круглого стола обсудили бессмысленность публичных обсуждений строительства новых объектов.

«Я быў на некаторых абмеркаваннях, якія праводзіліся ў горадзе. Але пасля іх я сказаў сабе: “Навошта мне марнаваць час?”, - рассказывает член комиссии по вопросам историко-культурного наследия Минкульта Анатолий Бутевич. – Гэта ў большай ступені мітынгі, дзе крычаць людзі, якім, умоўна, недзе пабудаваць пограб ці нешта іншае, а з іншага боку прафесіяналы кажуць, што тут павінна быць тое і тое. Нажаль, гэта абмеркаванне зыходзіць з таго, што люді сапраўды не падрыхтаваныя да тэмаў выступу, а тыя, хто прыходзяць, маюць свае ўласныя не вырашаныя праблемы, якія не адносяцца да пэўнай сустрэчы. І тое, што адбываецца, у пэўным сэнсе ідзе на карысць – людзі прыходзяць, слухаюць, але вынік пакуль што адмоўны ў прыняцці пэўных рашэнняў. Пасля іх мясцовыя ўлады прымаюць рашэнні, зыходзячы з уласных інтарэсаў, а не грамадскіх».

С этим мнением частично согласен руководитель коммуникационного агентства Андрей Езерин, благодаря энтузиазму которого, в том числе, удалось отстоять снос Осмоловки. В этом активистам помогла именно общественность.

«Что касается публичных обсуждений, тут есть две стороны медали. Первая – встречи действительно превращаются в немодерируемый митинг. Разговор как на российском телевидении – кто громче кричит, того и услышат. Но в случае с Осмоловкой обсуждения стали мощным катализатором, потому что за полтора месяца самое разное число людей подготовили большое количество документов в различные инстанции: от прокуратуры до Мингорисполкома. Кто во что горазд – компетенций не хватает, люди включались, потому что были возмущены ситуацией, тем предложением, которое им было сделано. Но в нашем случае, слава богу, удалось на время отстоять микрорайон».

Большую роль в здесь сыграло собранные 10 тысяч подписей за сохранение Осмоловки.

«Именно этот факт привела архитектор Центрального района Минска Виктория Долговская. Количество подписей произвело впечатление на чиновников. Вопрос с Осмоловкой подвесили, он отложен, что там будет дальше – не понятно».

Сейчас в Минске идут ремонтные работы перед началом вторых Европейских игр, и их качество, по мнению Андрея Езерина, граничит с самоуправством.

«С одной стороны все правильно, ремонт нужен, но уничтожать вполне приличные ограды, которые являются частью облика города, частью его атмосферы – это дико. Уничтожена ограда 21-й школы, вместо нее делаются заборы из блоков «бессер». Тоже самое делается и в Осмоловке. Я за этим с ужасом наблюдаю, мы уже подготовили обращение с коллегами в Администрацию и ЖКХ Центрального района. И это абсолютно неконтролируемый процесс. Кажется, Осмоловку отстояли, а на самом деле пришла беда откуда и не ждали. Завтра у нас начнут утеплять дома, и от их внешнего вида вообще ничего не останется. И это абсолютно реальный сценарий того, что может быть».


ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 15.10.2018

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.