Настоящая мастерская Санты: китайский город, в котором производится 60% рождественских декораций в мире

Оливер Вейнрайт написал для The Guardian о «рождественской деревне» Иу, где нет ни снега, ни эльфов, но есть 600 различных фабрик и мануфактур, которые производят 60% от общего объёма рождественских декораций в мире.

19.12.2017 Вакол свету Аўтар: Наста Захаревич Фота: The Guardian

Обратная сторона Рождества – это не весёлый Рудольф с красным носом и не радостные гномы, сортирующие красочные коробки с подарками. Это дешёвая рабочая сила, слабая охрана труда и токсичное производство.

Красный потолок, красный пол, красные пятна на подоконниках, красные брызги на стенах. Это всё – не пример современного визуального искусства, а реальность создания Рождества в настоящей мастерской Санта Клауса в китайском городе Иу в тысячах километров от Северного полюса.

Благодаря праздничным мифам и легендам мы могли бы вообразить, что Рождество создаётся розовощёкими эльфами, упорно работающими в заснеженных домиках где-то за полярным кругом, но это не так. Вполне возможно, что большинство этих милых безделушек, мишура и гирлянды, которыми мы украсили свои жилища, были сделаны в Иу, в трёхстах километрах к югу от Шанхая. В местности, где нет ни настоящих сосен и елей, ни настоящего снега.

Так называемая «китайская рождественская деревня» Иу – это место, где работают 600 различных заводов и мануфактур, производящих более 60% всех рождественских декораций и аксессуаров в мире: от светящихся деревьев до войлочных шапок Санты. «Эльфы», создающие продукцию на этих фабриках – в основном рабочие-мигранты, работающие по 12 часов в день и зарабатывающие максимум 300-400 долларов в месяц. И не всегда они даже действительно знают, что такое Рождество.

«Возможно, это как китайский Новый год для иностранцев», - говорит 19-летний Вэй, рабочий, приехавший в Иу в этом году из провинции Гуйчжоу. Вместе с отцом он работает в забрызганном красным красителем помещении: каждый день они берут полистироловые снежинки, погружают их в ванну с клеем и затем помещают в устройство, которое наносит порошковый краситель на изделия, пока те не становятся полностью красными. В день сын и отец производят вдвоём пять тысяч снежинок.

В процессе работы они сами оказываются с ног до головы покрытыми красным порошком. Отец Вэя надевает шляпу Санты, но не для создания праздничной атмосферы, а чтобы хотя бы волосы не краснели. Оба мужчины ежедневно меняют не менее десяти масок, чтобы защитить дыхательные пути от пыли. Это тяжёлая работа, и, вероятно, в следующем году они не бедут снова заниматься тем же. Как только они заработают достаточно денег для свадьбы Вэя, они планируют вернуться домой в Гуйчжоу и, хочется верить, никогда вновь не увидят чан, полный красного порошка.

Упакованные в полиэтиленовые пакеты, их блестящие красные снежинки висят вместе с другими рождественскими украшениями по всему городу и на Международном Торговом Рынке Иу, известном как «Город Китайских Товаров». Это настоящий потребительский рай размером четыре миллиона квадратных метров: грандиозная выставка, на которой представлено абсолютно всё, в чём вы на самом деле не нуждаетесь, но в какой-то момент всё же покупаете, хоть это и не рационально.

Это действительно похоже на город, в котором есть отдельные улицы с определёнными товарами: искусственными цветами, надувными игрушками, зонтиками и дождевиками, пластиковыми вёдрами и часами. Это громоздкий многоэтажный памятник глобальному потреблению: масштаб такой же, как если бы содержимое всех мусорных полигонов в мире было выкопано, трансформировано и тщательно закаталогизировано в 62 тысячах торговых точках.

Этот комплекс был назван Организацией объединённых наций «крупнейшим мелкооптовым рынком в мире», а его исправное функционирование требует наличия своего рода городского планирования. Весь торговый рай разделён на пять районов, и район номер два – это зона Рождества.

Тем есть коридоры, выложенные мишурой, улицы, заполненные гирляндами, чулки для подарков любого размера, рождественские ёлки синего, жёлтого и розового цветов, золотистые и серебистые шишки, сделанные из пластика. Некоторые игрушки выглядят чудаковато: овечки в шапках Санты, вышитые олени и, конечно же необъяснимый Санта Клаус, играющий на саксофоне.

Несмотря на всё разнообразие товаров и низкие цены, времена, когда торговля на рынке расцветала, судя по всему, прошли: теперь он проигрывает интернет-торговле. На одном только онлайн-рынке Alibaba можно заказать 1,4 миллиона различных рождественских декораций, которые будут доставлены прямо вам домой, и все усилия, которые вам надо приложить для совершения покупки – это нажать на кнопку на мониторе. Для сравнения, на рынке Иу разнообразие куда меньше: всего 400 тысяч товаров.

Ранее, во время общего экономического спада, продажи в Иу процветали, потому что люди во всём мире покупали большое количество рождественских декораций.  В этом году международные продажи заметно сократились,  но, по словам Цай Цинлян, заместителя председателя Ассоциации производителей рождественских товаров в Иу, внутренний спрос растёт, так как Китай ежегодно принимает фестиваль Маммона. Газета The Economist отмечает, что Санта Клаус в Китае нынче более известен, чем Иисус.

Радостные продавцы рынка Иу счастливы своему вечному Рождеству. По словам Ченг Япинг, соучредителя фабрики Boyang Craft Factory, возможность смотреть каждый день на «все эти прекрасные украшения» действительно повышает настроение.

Но очень маловероятно, что те рабочие на производстве, которые целыми днями погружают снежинки в клей и красят их пудрой для того, чтобы мы могли купить их в магазине «всё за 2 рубля», думают так же.


ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 19.12.2017

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.